проходил 11 марта в рамках Межрайонного форума приемных родителей городов Ангарска,Свирска,Черемхово,Усолья-Сибирского и районов. Город Черемхово и район представили на суд жюри трогательные семейные истории с фотографиями и рисунками. Среди них — приемные родители из клуба, заседания которого проходят в Центре помощи детям «Гармония» г. Черемхово. Работы воспитанников И.А.Плехановой, Н.А.Труфановой, Н.Н.Ворожцовой,приемных мам Т.Г.Колесник и С.С.Свинцовой были отмечены жюри дипломами, призами и публикацией их творческих работ в специальной листовке, подготовленной на форум.

Эти работы интересны и заслуживают своего места на нашем сайте.

Ключ к семейному счастью

Свинцова Светлана Сергеевна, г.Черемхово

До 2014года наша семья состояла из пяти человек (папы, мамы и троих детей). Жили мы в своем большом благоустроенном доме, вели подсобное хозяйство. И в одно прекрасное время семья приняла решение: взять к себе в семью еще двоих маленьких деток из детского дома. Но так, как я посещаю клуб приемных родителей, на одном из мероприятий, где выступали детки из приютов, я увидела девочку 16лет. Она мне понравилась и очень задела её судьба (она уже была в приемной семье и спустя восемь лет она снова вернулась в приют). Было принято решение, что девочку мы тоже берем к себе. Так у нас получилось, что семья стала еще больше — шесть детей и двое взрослых.

Детей мы привезли 8 апреля 2014года. Был накрыт праздничный стол, всем было интересно и весело. И все бы было хорошо, если бы к нам не пришла беда: 29 апреля 2014 года у нас сгорает дом, все постройки и все нажитое имущество.

Что было с нами? Был шок, смятение, паника, страх. После пожара поступало много предложений разместить всех где-нибудь, вернуть детей снова в детские дома. И это было самое ужасное: в голове никак не укладывалось, как можно маленьких детей, которые только стали привыкать к семье, вернуть? !

Наша семья категорично сказала всем; «Нет, мы не будем жить где-нибудь и не будем никого никуда возвращать — будем держаться все вместе. Пусть какое-то время будем спать на полу, делить кусок хлеба на всех, но зато будем рядом».

Несмотря на то, что произошло, пришлось взять себя в руки и трудиться в поте лица. Мы стали расчищать завалы, заливать фундамент и ставить новый дом. Благодаря Богу и добрым людям мы уже в декабре 2014года, перед самым Новым годом, заехали в свой новый дом! Пусть он был пока еще сырой, пусть без отделки и нужной мебели, но зато свой и мы бы все вместе! Счастью не было предела.

И теперь, спустя почти два года после пожара, мы понимаем, что для родителей ключом от семейного счастья являются их дети. И не важно, какие они, приемные или родные, потому что правильно говорят: «чужих детей не бывает». Только любовь к детям и ответственность за них делает нас, родителей, сильней и уверенней, а у детей ключом семейного счастья являются родители: ведь только родительское плечо и слово дает им уверенность в завтрашнем дне. А когда они растут в семье, где есть папа, мама и дети, где есть уважение к каждому из членов семьи, где всегда есть взаимовыручка и понимание, только тогда они в дальнейшем могут построить свою семью.

Только полная семья с детьми может быть по- настоящему счастливой

imageclip_image002clip_image002[4]clip_image002[6]

На фото из семейного альбома: вот такая наша большая и счастливая семья

Горжусь, что занимаюсь ДЕЛОМ!

В августе 1985 года мы уезжали на «материк» с юга Таймыра. В самолёте мне попался журнал со статьей о семье Рожковых и их приемных детях. Меня поразило мужество этой женщины и её гражданский подвиг.

Моя семейная жизнь на тот момент складывалась таким образом: двое детей от первого брака и муж, которому мне очень хотелось родить сына, но никак не получалось. А телевидение и радио проводило циклы передач о приютах, домах ребенка и детских домах. Всё это было ново и необычно и статистика ошеломляющая.

Написала письмо в областную газету, моё письмо передали в Иркутский Детский Фонд, откуда пришло приглашение на отборочную комиссию. Это было в начале 1989 года, к тому времени у нас был усыновленный мальчик, взяли его из детской больницы новорожденным. Когда кормила его первые дни из бутылочки, было такое чувство, будто молоко грудное прибывает, такое характерное покалывание – так сильно я хотела быть матерью. И я поставила себе диагноз: неудовлетворенный инстинкт материнства.

Два года после отбора в ДФ оббивала везде пороги, никто ничего толком не знал, как это делается, и от меня отмахивались как от надоевшей мухи. За два года три раза терялись документы, и я снова собирала их великое множество в прямом смысле с кровью (надо было всякий раз сдавать анализы). Но моё упорство было сильнее и в январе 1991 года мне сообщили, чтобы я в течение трех дней собрала документы, как на усыновление: будут решать вопрос о создании семейного детского дома (СДД). 15 января было заседание исполкома районной администрации, решение было положительным.

Через неделю, 21 января поехали в Иркутск в Дом ребенка за детьми. В одном отказали – нет детей. В другом отнеслись очень хорошо, перевернули гору личных дел, нашли мальчика-отказника трех лет. Принесли показать: страшненький, голова большая, лицо диатезное, глаза загнанного зверька. Увидел моего мужа и закричал от страха — жил в окружении женщин и мужчин никогда не видел. Я киваю головой:берем. Работница Вовиной группы говорит «А как же Игорь будет без Вовы, они же – друзья?».

«Ладно, несите и Игоря!» Принесли бурятенка, кричит лихоматом, царапается. Я смотрю на мужа и отрицательно киваю, а он говорит: «Пусть будет второй мальчик ( а мы-то мальчика и девочку планировали взять).

Повезли их домой на электричке, кричат, всего боятся, испугались собачонки, людей, транспорт. Уровень развития детей в три года был как один год жизни нормального ребенка. Вова говорил несколько слов. Правда, знал «мама» и сразу ею стал меня называть. Игорь был более развит, но с полгода упорно называл меня Таней. Кормила с ложки, был ночной энурез и страхи обращаться с горшком, были проблемы с обслуживанием. У меня долго не было стиральной машины, и я два раза в день стирала руками. Как же было тяжело мне в первую неделю! Во сне видела свою работу, своих пациентов, рабочий стул. Сын в знак протеста ушел из дома, и лишь через неделю бабушка привела его назад.

Было очень тяжело с финансами, помогала моя свекровь. Долго не могла устроить детей в детский сад: не брали, потому что сижу дома — зачем же мне сад? Потом все же дали после консультации с Облпрофсожем. На тот момент было у меня уже пятеро детей: кровные Алеша,16лет,Аня,14 лет, усыновленный Коля, 3 года, Вова и Игорь по три года.

В обществе было столько непонимания, усмешек и проблем. Не было никого, кроме Детского Фонда, кто бы понимал и помогал. В августе 1991 года (как раз во время путча) мы были в Гаграх: Детский Фонд нас отправил отдыхать. Это было так здорово! Старшим – впечатления от красоты моря и южной природы, младшим – климатические условия ( они потом долго не болели), а самое главное – мы подружились с другой семьей из Тулуна

На тот момент в нашем Детском фонде было пять семей из городов области. Зам. председателя Иркутского отделения ДФ была Светлана Ивановна Кулинич. Нас часто собирали, мы общались, обсуждали проблемы, дети знакомились и дружили. Светлана Васильевна была очень важным человеком – помогала словом и делом. Дети ее обожали!

В августе 1992 года появилась Света трех лет из Иркутского Дома ребенка. Ее в составе группы детей готовили для отправки в Америку. У нее был достаточный запас слов, навыки самообслуживания, доверчивость и непосредственность, а также тяжелая наследственность от матери.

Долго я подбирала еще двоих детей, чтобы доукомплектоваться – семейный детский дом должен иметь пять детей. Весной 1996 года предложили взять четырех детей из одной семьи – отец погиб, мать лишили прав. Сначала я взяла старшую Ирину из детской больницы. Ей было уже 16 лет, она заканчивала школу: маленькая, худенькая, как воробышек, напуганная. Наш поселок ей казался большим городом (жили они в таежной деревне). Мы стали искать ее братьев и сестру. Узнали, что они в детской инфекционной больнице, их готовили для отправки в детский дом, который был совсем в другой стороне от нас. Поехали мы их искать. У младшего Коли как раз был день рождения, исполнилось 4 года, повезли ему сладости и игрушки. Едва его нашли. Дети встретились, плакали, обнимались, не хотели расставаться. Но в районе не хотели оформлять детей. Тогда мы поехали и украли их, благо, врач отделения была в курсе проблемы и хорошо меня знала. Дети полгода жили в семье без финансирования – так меня пытались наказать в районо за то, что самовольно взяла детей в семью. И лишь в октябре 1996 года заключили договор на семерых детей, а содержание по ценам рынка уменьшила наполовину.

Интересная национальность этой семьи. Дед по отцу был корейцем по фамилии Ли-Пин-Си, а дети обрусели и стали Ленинце. Красивые, очень похожие друг на друга, дружные и аккуратные. Трудно было со старшей девочкой. Мне хотелось, чтобы последний год в школе ей жилось полегче. Ей четыре года до смерти отца пришлось «тянуть» детей самой. Я думала: пусть немного детства захватит: ее баловала. Она окончила 11 классов, пыталась поступить в в пединститут на исторический факультет. Мы вместе ездили в Иркутск, я много хлопотала – так мне хотелось дать ей высшее образование. Но знаний от провинциальной школы оказалось достаточно только для педколледжа. После 18 лет она познакомилась с парнем, вышла замуж, родила девочку и живет самостоятельно.

Игорь в школе был проблемным: плохая успеваемость, полное нежелание учиться, но потом все же убедила его обучаться на автослесаря. Я много разговаривала с ним, хотела научить хорошему. Марина, которой в в 2000 году было 12 лет, старательная, на нее в шестом классе уже можно было оставить дом.

Маленький Коля в 2002 году учился в первом классе. Он, самый балованный и хитренький, но и самый ласковый ребенок.

Я старалась всех детей приблизить к себе, обнять, поцеловать на ночь, подержать на руках или покачать на коленях. Дети в самый ранний период развития не получили очень многого и поэтому: у Светы — стойкая привычка сосать палец и поэтому деформировался прикус. Троим –Вове, Свете и Игорю присвоили шифр 317 – олигофрения в стадии дебильности.. Как мать, я долго воевала с МПК – никак не хотела смириться к этим клеймом. А как медик, понимала, что это так и старалась не спрашивать с них строго, а просто любить и все. У Коли большого была травма черепа, девиантное поведение, он – ис- точник многих проблем в семье.

Был еще один мальчик в семье – специалисты Соцзащиты меня попросили взять ребенка 13 лет со сломанной судьбой. Привезла Алексея, обогрела, разговорила. Умный, начитанный, прилежный в учебе – все поначалу было хорошо. В семью его не разрешили оформить, потому что он городской. А мы из района. Год прожили без финансирования. Вскоре у мальчика начались проблемы в школе и дома: ложь, лень, мелкое воровство, завышенные требования. И я была вынуждена его увезти обратно, за что получила от руководства выговор.

Сама себе задаю вопрос: не жалею ли я, что однажды взялась за такое трудное дело? До недавнего времени не позволяла себе думать на эту тему. Но долго непроходящая депрессия, частое суицидальное настроение, хроническое недосыпание и сильно пошатнувшееся здоровье дают заползать ы сознание плохим мыслям: то ли я делаю? Кому это надо? За что мне эти страдания? Иногда только мысль о дальнейшей судьбе детей, ставших мне родными, да вера в Господа, удерживает от неправильного шага. Главная личная моя проблема в том, что рядом нет человека, способного сказать: «Давай помогу, встану рядом, поддержу, возьму половину забот на себя». С мужем давно расстались: я сделала выбор в пользу детей.

Большой семьей мы жили в квартире, и я мечтала о собственном доме. Сейчас я его имею благодаря руководству управления железной дороги ( тогда начальником был Г.П.Комаров). Мне отдали старый детский сад постройки 1897 года бесплатно. Если есть рай на земле, то он – в нашем старом доме с кучей песка у крыльца, с грядками, парниками, большими деревьями под окнами и с грохотом проходящих мимо поездов. Дом был в нежилом состоянии, мы его полгода ремонтировали своими силами. Жили в нем, как могли. А сейчас он просто требует капитального ремонта. Но если не хватает средств на питание, то где взять на ремонт? Иногда никуда не хочется выходить из дома и никого не видеть, в администрации района только выслушивают и кивают головой. Такое порой глухое отчаяние и беспомощность, хоть волком вой. Неоднократно предлагали «сдать детей в приют», а я всегда отвечаю : «Спросите детей согласны ли они променять дом и маму на что-то другое». Дети очень болезненно реагируют, когда наш дом называют «приют», детей – «приютскими» и у них – «неродная мама».

Я не ропщу на свою судьбу, но иногда обида давит таким грузом на психику, что начинаю сильно болеть. За Державу обидно! Неужели никому не нужно то, что я делаю? Неужели некому сказать доброе слово или помочь реально? И очень плохо, что нашему примеру почти никто не следует. Обидно! В самом деле, за какими семьями будущее? И как бы ни старались нас принизить, все равно я делаю Дело. И очень этим горжусь.

Татьяна Григорьевна Колесник, п. Михайловка Черемховского района, мать, воспитавшая более сорока приемных детей.

Примечание автора: материал был написан в апреле 2000 года.Все факты достоверны

image

На фото из семейного альбома Т.Г.Колесник: “Вот такая у меня большая семья и по сей день”.

Мир добра и красоты

В Иркутской области есть небольшой, но уютный город Черемхово. В нем множество улиц и переулков, утопающих в зелени. В одном из таких переулков стоит дом. Этот дом зеленеет издалека. Он выделяется из всех тем, что раскрашен в цвета радуги и на его стенах красуются герои из мультфильмов. В этом доме живет многодетная приемная семья Плехановых. Хозяева мама Лена и папа Юра воспитывают детей-сирот, которых они берут в свою семью. Давно хотелось рассказать о нашей семье, но накануне 8 марта хочется больше говорить о маме.

Родители дарят нам свое тепло и любовь, а их так не хватает в детском доме. Дети все разного возраста: от 4 до 18 лет. Есть дети-инвалиды, но всех мама любит и обо всех заботится. А еще создает красоту, которая заставляет радоваться жизни и всему, что в ней есть, забывать о детских горестях. Они у нас тоже есть, и немалые. Главное – это обида, большая обида за то, что тебя бросили самые родные люди – родители.

Но забываешь о ней, когда увлекаешься делом. А дел в доме хватает, потому что мама Лена любит давать детям хорошее настроение. И оно приходит, когда видишь и результаты своего труда. А разве не работа делать во дворе что-то интересное, необычное? Красим, рисуем, фантазируем, Бросаем , когда не получается, и снова делаем. А потом посмотрим со стороны: правда, красиво. Когда выходишь из дома, попадаешь в сказку. Тебя встречают нарисованные на стенах дома животные, символы года, когда родился кто-нибудь из нас. Во дворе интересно играть: есть качели, песочница, грибочки, матрешки. В пестром, благоухающем огороде – пруды, да не один, а их несколько. В них плавают рыбки и кувшинки. На воде посиживает уточка, а вокруг — камыши да камешки. Через пруд повис мостик, на котором стоят сапожки, а из них выглядывают ромашки да васильки. Это все мы делаем своими руками. Мама Лена нас только вдохновляет и помогает. Бывает, ленимся. Тогда она сама берется фантазировать, из старых баночек и кастрюлек делать великолепные изделия для нашей сказки во дворе. Ну как тут можно оставаться в стороне, если она сама, как ребенок, играет?

А сколько увлекательных историй рассказывает нам вечерами! Читает нам стихи собственного сочинения, и мы их учим вместе с ней. Она учит нас любить спортивные игры, гимнастику. Мама ведет нас в мир добра и красоты. И поэтому девчонки вяжут, шьют, вышивают очень красивые картины.

Папа строит, мастерит, возится с машиной, которую нам подарили для поездок на природу, в больницы. Папа построил для машины гараж, а мы ему помогали. И, конечно, он учит нас любить технику и ухаживать за ней.

А знаете, как нам нравится бывать на природе! Дома во дворе — тоже природа. Но в лесу или на реке видишь другой мир, который познаешь и изучаешь. А еще учишься тому, как надо беречь его, чтобы он потом дарил тебе радость и ответную любовь.

А еще нас привлекают библиотеки, где много таинственного и интересного. А в театрах тоже учишься определять, где добро, а где зло. И, конечно, красоту сразу видно.

Нас много в семье, порой бывает шумно и хочется отдохнуть. Но когда приезжают наши старшие братья и сестры на каникулы или в отпуск, радости нет предела. И уже не представляем себя без этого дома, без наших добрых и любимых мамы и папы, которые вырастили нас и вдохнули в нас интерес и радость жизни. За все то доброе, что дала нам мама Лена, за терпение и заботу о нас, детях из детских домов, ее в Иркутске наградили Почетным знаком «Материнская Слава». А я думаю, что надо присваивать звание «Мать-героиня». Потому что трудно с нами, проблемными и ершистыми, работать. Конечно, наша мама Лена – героиня и огромное ей спасибо, что не бросила нас в трудный момент. Мы ее сильно любим!

Нелля Карпова, 18 лет. Я – выпускница, но мамин дом всегда открыт для меня и других выпускников

Очень трогательные отношения приемной мамы и Нелли:

Однажды в детстве, когда я попала в приют, я забыла что такое семья. Но в 7 лет улыбнулась мне удача: взяла меня мама, я пришла к ней домой и расплакалась. Я почувствовала, что у меня есть семья, я увидела родного брата и скажу вам честно: не теряйте семью, без нее вам будет плохо. Любите маму, берегите ее и будьте рядом с ней, всегда в беде или в радости.

Нелля, писала 22 . 11. 2011 года.

На эту тему, о появлении Нелли в семье, пишет стихи собственного сочинения приемная мама, Елена Александровна Плеханова:

Про маму хочу рассказать всему свету,

Обидеть никого не хочу я при этом,

Попали в детдом с младшим братом давненько,

Где жили – не знаю, даже примерно.

Был солнечный день, лето, тепло,

Взяла меня женщина в дом: хорошо.

Жила у нее, печали не ведая,

Но сдали в детдом, и потом не проведали.

Брату везло не меньше, чем мне:

Другая женщина взяла его к себе.

Праздник Мам отмечали в приюте,

Про маму стихи и мечты об уюте.

Увидела брата – стихи он читает

Про прянички маме, как ее уважает,

Заплакала я, сказала «возьми,

Сестра я его, ты и меня полюби».

Живу с любимой мамой

Уже много, много лет,

Зато я точно знаю,

Что лучше нашей мамы на всем свете нет»

imageimage

Мы любим красоту природы                   на мамином дне рождения

imageimage

красоту огорода и двора создаем сами         “Мама Елена, мы тебя любим!”

Что значит для меня приемная МАМА?

По прошествии нескольких лет я все больше понимаю, что самая счастливое время было, когда я жил в приемной семье моей мамы Труфановой Нины Александровны. Она – замечательный человек. Я всегда чувствовал поддержку, заботу, любовь и знал, что мама всегда придет на помощь. Летом мы часто ездили на речку отдохнуть. И однажды к нашему берегу подплыла бутылка необычной формы. В ней оказалась старинная карта, по которой мы нашли клад. Теперь-то я знаю, что это все устроили родители: начертили на куске брезента карту, закопали клад, пустили бутылку так, чтобы она подплыла в то время, когда мы пошли купаться. А сколько было восторга и радости на лицах младших ребятишек. Это незабываемо! Мы и сейчас вспоминаем об этом, когда собираемся вместе у мамы за чаем.

А как ловко наша мама подружила нас с местными ребятишками. Они никак не хотели принимать нас, детдомовцев, в свою компанию: дрались, бросали в нас камнями. И вот в очередной раз, когда назревало очередное побоище, наша мудрая мама, вынесла большой арбуз. И через мгновенье мы все дружно уплетали сочные ломти, смеясь и разговаривая. Так мы подружились и стали ежегодно праздновать этот день. И на один из праздников к нам даже приехали гости из опеки и администрации. Мы так сдружились, что вместе построили игровую площадку под окнами нашего дома, где и проводили все свое свободное время.

Я только сейчас понимаю, сколько переживаний я принес своей маме, убегая из дома не по какой-то причине, а просто так, не понимая, что это прибавляло ей седых волос.

А самую большую благодарность я испытываю за то, что она ни разу не отозвалась плохо о моей кровной маме, всегда говорила только хорошее. И я не чувствовал себя предателем, мне не надо было скрывать свою любовь к родной маме. И в моей душе царило спокойствие и равновесие.

Сейчас мне 22 года. Я заканчиваю учебу в техникуме в Ангарске. У меня своя семья, доченька. Я стараюсь в своей семье строить отношения на доверии и понимании, любви – так, как меня научила моя мама, не просто мама, а МАМА с большой буквы.

Андрей Макаров, февраль 2016 года

. image

Фото из семейного архива: на областном конкурсе 1 место в номинации”почетная семья”, 2008 год.

 

ЧТО МОЖЕТ БЫТЬ СЕМЬИ ДОРОЖЕ?

 

Что может быть семьи дороже?

Теплом встречает отчий дом,

Здесь ждут тебя всегда с любовью

И провожают в путь с добром!

Любовь. Доброта. Нежность. Забота. Все эти качества соединяются в одном дорогом для каждого человека слове — семья. Мы хотим рассказать о маленьком, уютном уголке на этой большой земле. О нашей семье Ворожцовых Натальи Николаевны и Олега Михайловича и наших 12 замечательных детях.

Наша семья! Такое короткое, но очень значимое слово. Все люди хотят иметь крепкую счастливую семью. Мы считаем, что наша семья именно такая.

Наша семья — это наш дом, папа и мама, братья и сестры, радости и печали, праздники и традиции. Наша семья — это уголок любви, где нам очень тепло и хорошо. Хорошо потому, что мы всегда вмести и в горе, и в радости.

Мы очень сильно любим свой дом. Он оберегает нас от злых людей, от бед. Дарит тепло, уют, покой. Здесь мы живем, работаем, отдыхаем, питаемся, смеемся, поем песни, рассказываем интересные истории, делаем уроки, рисуем, вяжем, вышиваем. Очень важно иметь свой дом. Мы думаем, без него человек не может быть счастлив. Счастья для нас это — наши радости.

В нашей семье существует взаимопонимание и дружелюбие. Папа- наш глава семьи, помощник во всем. Мы папу очень сильно любим, уважаем, ценим и слушаем.

Основную часть времени мы проводим с нашей любимой и замечательной мамочкой. Мы очень любим с ней разговаривать и слушать, как она читает нам книги. Всю работу по дому мы делаем вместе. Ведь вместе веселее.

В нашей дружной семье 8 девочек и 4 мальчика. Хоть нас и много, и все мы разные, но никто не остается без внимания. Мама и папа знают к каждому подход. У нас есть свои интересы и увлечения. Но есть одно увлечение, которое объединяет нас всех вместе. Это украшение нашей детской площадки, на которой мы все любим проводить свободное время. В ней каждый находит для себя свой укромный уголок от малого до великого. Летом мы украшаем этот райский уголок цветами и поделками, сделанные своими руками. А зимой строим ледяной городок и ставим елку в доме и на улице. Украшаем разноцветными сверкающими гирляндами. В темное время наш дом сверкает как в сказке.

Старшие три брата и две сестры живут отдельно, со своими семьями. Наши родители уже бабушка и дедушка, у них восемь внуков. Но несмотря на это мы очень часто собираемся все вместе за большим столом, часто выезжаем летом на природу, купаемся, загораем, собираем ягоды, грибы. Мама всегда говорит, что нужно жить дружно и любить друг друга. Ведь родней своей семьи нет никого. Семья никогда не придаст и не бросит в трудную минуту. Цените и любите своих родных!

Александра Иванова, 15 лет,

Владимир Елин, 13 лет.

Подборку материалов подготовила Н.М.Добрынина

Tags:

Categories:

Comments are closed